ms1970 (ms1970) wrote,
ms1970
ms1970

Categories:

Бытовой постмодерн – 2

01-011

«Всё в прошлом». В.М.Максимов, 1889.


Бытовой постмодерн – 2
Можно сказать, что мир состоит из тем. Когда темы интересные – и мир интересен, но когда темы становятся неинтересными – и мир становится неинтересным и далее унылым. У тем есть внутреннее свойство – они исчерпываются.

Все самое интересное в теме выводится сразу. То, что не выводится сразу - это детали. В детали нужно углубляться. Но детали и не так интересны, и имеют гораздо меньшую аудиторию, поскольку недоступны всем тем, кто не понял собственно тему. Обычно детали интересны только специалистам. Все информационные темы так или иначе уходят в детали, где эти детали перекладывают с полочки на полочку особые, интересующиеся люди.

В развитии темы сначала выявляются все крупные детали, далее они становятся все мельче и мельче. Инволюция – это закручивание темы в детали по обратной спирали. И получается, что закручивание происходит в ничто или в пустоту.

В этом материальном мире не так много тем. Но кто создает темы? Темы создает жизнь. Единственная большая неисчерпаемая тема – это развитие жизни, все остальное - подтемы. Но эта большая тема требует деятельности. Без деятельности сама жизнь становится невозможной. В невозможной жизни все темы становятся пустыми. Их можно бесконечно мусолить, доходя до деталей, переформатировать, но все равно это скатится в унылость и раздражение.

Буквально на днях закрылись три темы – «выборы», «митинги» и «коррупция». Они уже давно были исчерпаны как что-то действенное, и теперь они закрылись в сознании приверженцев. Они никогда не приводили к какой-либо деятельности; если бы к ним подходили в трезвом уме и не раскручивали эти темы искусственно, они бы закрылись давным-давно, сами. А сейчас они закрылись с большой печалькой, поскольку сожрали у своих сторонников время и энергию. В «теме» остались только оплачиваемые исполнители. А насчет деталей - если бы у людей была память, они бы помнили, что эти темы закрываются далеко не в первый раз.

В понедельник ты говорил, что любишь яичницу, во вторник ты говорил, что любишь яичницу, в среду говорил, в четверг говорил, и вдруг в пятницу ты неожиданно заявляешь, что не любишь яичницу!

Идеи, смыслы, проекты – это тоже темы. С тем, что написано, проблему можно решить просто. Книги и всё подобное можно просто сжечь. Но главная тема – это ведь не книги. Главная тема – это люди. А главная проблема с людьми – это то, что люди исчерпываются до пустоты, как и любая другая тема.

Человека можно представить как несколько тем, которые приходят, живут и проходят. А когда уходит последняя тема, человек остается пустым.

Сначала человек становится неинтересным себе. Потом ему становятся неинтересны окружающие, в которых он ищет для себя наполнение. И в последнюю очередь он сам становится неинтересным окружающим. Это тоже вариант деградации; возможно, определяющий вариант.

У врачей есть технология – как узнать, кто в палате умрет первым? Если примерно равны по состоянию? Тот, кто перестал следить за собой.

Народы подчиняются этому же правилу, только более жестко. И в России есть проблема: во всём этом приходится жить. Среди народов, которые перестали следить за собой. И развиваться, и жить в таких условиях можно только вопреки среде. Контркультура, анти-мейнстрим и т.д.

Темы, которые выбирают люди, неразрывно связаны с их мировосприятием, более, они из мировосприятия происходят. Миропозитивность («мир хорош») предрасполагает к действию. Миронегативность действия подавляет. В поздней цивилизации большинство людей тяготеют к миронегативности; но при этом все равно есть и миропозитивные люди, и люди, находящиеся на грани. Миронегативность заразна и свойственна большинству. И потому верный путь, который выбирают субкультуры – это быть против большинства. К сожалению, у многих желающих протестовать быстро садятся батарейки, не хватает энергии, но это тоже неотъемлемая черта позднего времени. Мировосприятие – иногда исправимо, но если сели батарейки – это всё. От современной молодежи энергией особо не подпитаешься, им самим мало.

В 30 умерли, в 70 похоронены. (с) Коупленд.

Но это было написано в 91 году, во времена легендарные Поколения Х. Новые поколения умирают еще до рождения, рождаясь от мертвых. Оттого и зомби.

Выходит, что не столь важно, насколько проект или идея дурна или хороша. Более важно, насколько она миропозитивна. Потому что все равно, насколько дурна или хороша миронегативная идея – все равно она ведет в никуда. И еще – и идеи, и проекты – это просто дополнения к мировосприятию. Жизнь – действие. Не жизнь – не действие. А если миропозитивная идея дурна – жизнь ее скорректирует в нужную сторону.

Людям свойственно обманывать и себя, и окружающих. «Мир хорош» означает не только статическое состояние, не только настоящее время, это означает, что мир может быть изменен к лучшему. Если человек говорит, что все хорошо, но на самом деле у него всё полный отстой и он ничего не делает, а только чего-то ждет – он уже вошел в стадию миронегативности, он смирился с негативом. Христианам можно приплюсовать грех уныния.

Смерть неизбежна, как и похороны. Но для миропозитивного восприятия все-таки нежелательна, и чем позже, тем лучше. Темы исчерпываются, но чтобы было позже, не стоит идти этому процессу навстречу.

Если люди строят, например, сарай, то у них возникает множество производных тем. Но если люди ничего не строят, то никаких тем у них не возникает. Стабильность невозможна; есть только эволюция и инволюция, развитие тем и их схлопывание. Схлопывание, естественно, в пустоту.

Сараи нужны далеко не всем. А политика – это как раз и есть то общее, что может направлять энергию и поддерживать миропозитивность. А миропозитивность находит среду приложения, в том числе людей. И если эта система есть – она поддерживает сама себя.

"Человек есть политическое животное (существо)" (с) Аристотель.

Разумеется, политика должна быть политикой. Унылые выборы ничтожных депутатов – это не то, это говнополитика. Политика должна быть на уровне, как минимум «и увидел я новое небо и новую землю». А варианты ниже в утилизируемой стране с утилизируемым народом просто теряются из-за несоразмерности народной трагедии и политической комедии.

Политика проводится не какими-то космическими силами, а конкретным человеком – тогда этот человек становится субъектом политики. В каком политическом космосе летают Обама и Путин и что они там делают – это вопрос третьестепенной важности, вопрос дополнительный к личной, «моей» политике. Первый субъект политики – исключительно «Я»; ручеек воли бежит именно от «Я», сливаясь с другими ручейками в реки «Мы». Иначе происходит переход от действия, в котором есть смысл, к потреблению чужой «политики», в котором смыслов нет, и начинается спектакль. Иначе это только программирование биороботов. Для биороботов, кстати, вопрос миропозитивности-миронегативности не стоит, потому что не существует.

Даже пьянки и компании делятся на миропозитивные и миронегативные. В первых говорят о политике и будущем; во вторых почти не говорят, потому что и так все ясно – всё закончилось. Говорят о прошлом, в основном о прошлых пьянках. О будущем не говорят, как будто о чем-то неприличном; прилично в будущее не верить и о нем не говорить – такой вариант миронегативной политкорректности.

Для того, чтобы жизнь двигалась вперед, количество обсуждаемого будущего должно превосходить количество обсуждаемого прошлого. А созидательному моменту достаточно быть – тогда потребительский момент может быть любым. (Потребительский момент – это да, плохо, но все-таки поскольку общество потребления дано, нельзя уж совсем от него отрываться, потребители не поймут, а других почти и нет).

Большой вопрос – происходит ли алкогольная деградация в результате алкоголизма или деградации? Скорее, в результате деградации. А когда деградация проникает в человека, тогда алкоголь добивает его окончательно. Люди, активно интересующиеся жизнью, не спиваются. Чтобы спиться, человеку нужно сначала устать.

Человек исчерпанный обычно работает в режиме ретранслятора чего-то. Такой зомби-радиоприемник. Выявляется он буквально парой вопросов за рамками дискурса. На поздних стадиях вещает вообще несмотря на вопросы, всё о своем. В общем, телевизор говорит больше нового. Поэтому в компаниях таких людей сами эти люди предпочитают телевизор. Они говорят, что в режиме фона; нет, на самом деле в режиме фона – это они, а не телевизор.

В трезвом виде выносить всё это «падение человеческого» сложно. А особенно самого себя выносить сложно. Потому опять и снова алкоголь. И люди – опять и снова в режиме фона.

Теперь назад, к идеям и проектам, к информации вообще, которая, как известно, рождает власть. Обычно в постмодерне информация служит чисто для потребления, как кто-то потребляет музыку, так кто-то потребляет информацию. Да, вот хороший текст, например. И что дальше? А дальше или что-то делать, или ничего не делать.

Деконструкция – как метод изучения - в позднем постмодерне убивает вещи. Это происходит, поскольку вещи уже сами по себе истертый обветшалый хлам, и когда их начинают пристально изучать, весь их негатив выявляется и внушает отвращение. По ходу изучения происходят настоящие деконструкции вещей – начиная от высоких идей и заканчивая собственно человеком. И это происходит вне намерений изучающего, и иногда вопреки этим намерениям; хотели как лучше и т.д. Хотели, например, восстановить и утвердить «человек – это звучит гордо», а пока восстанавливали – он в блевотине захлебнулся. Склонность же зрителей к негативу добивает вещи окончательно – зрители видят только то, что может их разочаровать; во времена позднего постмодерна разочаровываться - это уже привычка. Или, если кому угодно, «новая традиция».

*(Деконструкция - понимание чего-то путем разрушения стереотипа или включения в новый контекст. А других методов уже и нет, не осталось.)

Текст в постмодерне живет своей текстовой жизнью, не выходя за текстовые рамки – это с одной стороны. С другой стороны, текст находится в пределах рамок потребления, в результате текст становится только текстом и ничем более. «Ах, какой текст» - это не жизнь текста и его темы, это их смерть. Потому что на этом всё кончается. Когда-то было слово, оно было выше текста. Теперь остался только нарратив, он ниже текста.

Литература - это суррогат действенного преобразования мира (с) Сартр.

Можно добавить, что не только литература, но и вообще текст как таковой – в широком смысле.

На самом деле всё хорошо в меру, и главное – не обожраться. Почитал – преобразовал, почитал – преобразовал. А если только читать, действительно, «тошнота» наступит. От исчерпания. Касается к тому же любой информации вообще.

Текст и тема – это средства, а не цель. Нет цели – и средства не нужны, и текст не нужен. Анализировать? А что-то еще осталось, что нужно проанализировать? И для чего это «нужно»?

Поэт в России больше чем поэт. (с) Евтушенко.

Нет, это не про взаимодействие с органами, это про общество. А писатель вынужден быть больше, чем писатель. Потому что в стране, уставшей от текста, просто писать недостаточно. От собственно писательства писателей здесь устают раньше, чем писатель что-то напишет. Все что-то пишут, а в массовом обществе все равны; кроме Пелевина, конечно.

У информации, скопленной в человеке, есть эффективный пик, когда информации накоплено достаточно для действия. Дальнейшее накапливание информации приводит к растворению необходимого информационного массива в избыточном, по сути мусорном, и вся информация обнуляется, становясь мусорной. Когда человек начинает догадываться, что информация превратилась в мусор – тогда он и устает окончательно, тогда батарейки и садятся.

Исчерпанно бродить среди исчерпанного мира, фиксируя УГ – это, наверно, скучно. А чтобы мир не исчерпался, как снаружи человека, так и внутри, мир нужно регулярно пересоздавать заново. В том числе включать новые темы.

Со временем исчерпываются и закрываются все темы, все информационные проекты. И здесь два варианта – или на их место приходят проекты не информационные, проекты действенные, или наступает окончательная пустота.
Subscribe
promo ms1970 november 7, 2012 22:28 547
Buy for 100 tokens
Сайт автора на Wordpress с удобным расположением материала (наполняется) Книги - страница на Вордпресс «Секс и ранг» «Тайна вечной жизни» «Заговор против народов России сегодня», 1999 Бумажный вариант «Заговора...» есть в…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 90 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →